Официальный печатный орган Военно-промышленной комиссии
Российской Федерации

журнал ОБОРОНА РОССИИ

Георгий Владимирович Каламанов Версия для печати

Георгий Владимирович Каламанов

Заместитель Министра промышленности и торговли России


Оборона России спрашивает:
- Борис Михайлович, нельзя не заметить, что стало меньше заявлений о придании Вооружённым Силам страны нового вида, проведении нового этапа некой военной реформы, и в то же время появилось достаточно много свидетельств того, что отечественная армия меняется в лучшую сторону. Что вы можете сказать по этому поводу?
Георгий Владимирович Каламанов отвечает:
- Действительно. С приходом на пост министра обороны генерала армии Сергея Шойгу и смены руководства на ключевых  должностях в Министерстве обороны и Генеральном штабе в Вооружённых Силах произошли разительные перемены. И прежде всего они стали заниматься интенсивной боевой учёбой с объективной оценкой её результатов. При этом в проверке их реальной боеготовности и боеспособности нынешнее военное руководство постаралось максимально отойти от различных шаблонов, внеся в эти мероприятия элемент внезапности.
На протяжении всего прошлого года и в первой половине этого проводились масштабные внезапные проверки Вооружённых Сил, в ходе которых  оценивались вопросы организации управления войсками, взаимодействия между различными видами и родами войск, сами войска совершали марши на большие расстояния комбинированным способом и выполняли поставленные перед ними учебно-боевые задачи на незнакомой местности.
Безусловно, в ходе этих мероприятий был выявлен ряд недостатков в организации подготовки войск, над устранением которых нынешнее руководство Вооружённых Сил РФ сейчас активно работает. Но для того и существует фактор внезапности, чтобы в мирное время выявить «слабые места» в вопросах обеспечения боеготовности армии и флота.
В организацию боевой подготовки войск активно внедряется дух состязательности и соперничества, который призван стать моральным стимулом для повышения военнослужащими своего профессионального мастерства и тем самым повысить эффективность боевой учёбы. В войсках возросло количество различных конкурсов по полевой выучке, армейских состязаний экипажей и расчётов.
С учётом геополитических и военно-политических реалий, произведено наращивание боевого состава Вооружённых Сил РФ. Так, проводятся мероприятия, направленные на централизацию управления войсками в островной зоне на Сахалинском направлении, а также по совершенствованию инфраструктуры  и возвращению российского военного присутствия в Арктике. В прошлом году на боевое дежурство заступил  отдельный радиотехнический центр (г. Армавир) с радиолокационной станцией высокой заводской готовности «Воронеж-ДМ» (3 сентября именно с использованием данной PJIC обнаружен запуск баллистической ракеты над акваторией Средиземного моря, что полностью подтвердило её высокие тактико-технические характеристики в боевом режиме работы). Для повышения оперативности при выполнении поставленных боевых задач предусмотрено применение Воздушно-десантных войск в качестве сил быстрого реагирования. Возможности ВДВ усиливаются за счёт передачи в их состав отдельных десантно-штурмовых бригад Сухопутных войск.
Реализованы решения Министерства обороны о постоянном присутствии группировки кораблей ВМФ России в Мировом океане и в Средиземном море, в частности. В 2013 году количество выходов кораблей в море по сравнению с 2012 годом возросло в 2,8 раза. Всего в 2013 году выполнено 82 похода кораблей и судов ВМФ, из них на боевую службу - 59, по специальным задачам – 23. В 2013 году корабли ВМФ России осуществили свыше 100 неофициальных визитов и деловых заходов в порты иностранных государств.
В условиях идущего масштабного перевооружения армии и флота Министерство обороны одной из основных задач определило обеспечение качественного приёма и эксплуатации в войсках большого объёма поставляемых современных образцов вооружения и военной техники. В настоящее время процесс перевооружения сопровождается в войсках активным развитием парков военной техники, учебно-тренировочной и полигонной базы, повышением уровня подготовленности личного состава к действиям на новой технике и вооружении. Для приёма и эксплуатации поступающего вооружения и военной техники строятся аэродромы, позиционные районы РВСН, пункты базирования ВМФ и другая инфраструктура, всего - порядка 100 объектов. При этом, что очень важно отметить,  строительство инфраструктуры увязано с поступлением новых образцов вооружения и техники.
Министерство обороны стало уделять большое внимание улучшению условий быта военнослужащих по призыву, поскольку именно он во многом определяет отношение призывников и их родителей к армейской службе.

Оборона России спрашивает:
- Одновременно также восстанавливались те структуры и функции Вооружённых Сил, которые прошли проверку своей эффективности на протяжении многих десятилетий, если не столетий, и которые были ликвидированы во времена предыдущего министра обороны…
Георгий Владимирович Каламанов отвечает:
- Вы правы. Можно напомнить, что переформированы в дивизии 5-я отдельная мотострелковая и 4-я отдельная танковая бригады Западного военного округа с возвращением им исторических наименований «Таманская» и «Кантемировская» соответственно. Хотелось бы надеяться, что это лишь первый шаг на пути восстановления дивизионной структуры. Ведь она гораздо больше подходит для обороны страны, чем бригадная, которая, будучи более мобильной, направлена  прежде всего на решение интервенционистских задач. Подтверждением тому  является опыт американской армии, с которой слепо скопировали бригадную структуру, позабыв о том, что в ней сохранены штабы дивизий, которые предназначены для формирования полнокровных соединений в случае нападения на США.
Можно также напомнить, что переформировываются четыре авиационные базы первого разряда в смешанные авиационные дивизии и военно-транспортную авиационную дивизию. В результате проведённой работы будет реализован принцип базирования авиации: «один аэродром - авиационный полк». В составе двух армий воссоздаются инженерно-сапёрные полки. По результатам ликвидации последствий паводков на Дальнем Востоке принято решение о формировании в Восточном военном округе ещё двух инженерно-сапёрных батальонов. В армии воссоздаются  ремонтные подразделения, что усилит оперативность ремонта военной техники в полевых условиях.  На Черноморском флоте РФ уже принято решение о возрождении 30-й дивизии надводных кораблей.  
Возвращены в подразделения (роты и батальоны) должности офицеров по работе с личным составом, повышен их статус с помощника до заместителя командира; восстановлены должности заместителей командиров по вооружению в звене «батальон – бригада – дивизия», а также офицерские должности командиров инженерно-сапёрных взводов и старших техников самолётов; воссоздан институт прапорщиков и мичманов, что очень важно для частей постоянной готовности ВМФ, РВСН и ВДВ.
Министерством обороны принято и реализуется решение о воссоздании института военной приёмки, что позволит добиться требуемого качества продукции от предприятий ОПК.
Вместе с тем требует пересмотра деятельность военно-научного комплекса, который должен, на мой взгляд, включать в себя системообразующие организации, решающие стратегические, межвидовые задачи; научные учреждения по сферам вооруженной борьбы; специализированные видовые организации. А самое главное, я считаю, необходимо критически подойти к созданной системе оперативно-стратегического управления войсками.

Оборона России спрашивает:
- Что вы имеете в виду, ведь процесс совершенствования системы управления Вооружёнными Силами РФ продолжается. Например, в этом году должен в полную силу заработать Национальный центр управления обороной государства (НЦУОГ)…
Георгий Владимирович Каламанов отвечает:
- Прежде всего хочу отметить, что не всеми заслуженными военачальниками однозначно воспринято такое решение, поскольку не до конца понятно предназначение центра. Как было объявлено, он позволит в режиме реального времени получать необходимую информацию со всей территории РФ, проводить сценарный анализ развития обстановки, своевременно выявлять тенденции и закономерности её развития в интересах стратегического и оперативного планирования и принятия решений руководством страны в мирное и военное время. Для этого в НЦУОГ войдут три разноуровневых центра управления: центр высшего командования, который будет объединять руководство страны и военных ведомств (своего рода электронный аналог Совета безопасности), центр боевого управления (через него будет осуществляться командование военными операциями) и центр повседневной деятельности (для координации работы силовых министерств и ведомств в мирное время).
Так же в центр будет стекаться и структурироваться информация о  мероприятиях оперативной и боевой подготовки войск, происшествиях с вооружением и военной техникой, всех чрезвычайных ситуациях на территории РФ. Для обеспечения повседневной деятельности Вооружённых Сил центр будет сводить в единую систему данные об уровне финансовых запасов страны, других материальных средств, укомплектованности личным составом, ходе реализации Гособоронзаказа, хозяйственной и другой деятельности структурных подразделений Минобороны и другая информация.
Здесь особо важно понимать, что придание функций «руководить» или «управлять» прямо влияет на степень ответственности за боеготовность и боеспособность, на состав задач, которые этот орган обязан успешно решать. В этой связи, говоря о появлении ещё одного, но с более широкими полномочиями органа управления обороной государства под общим руководством Верховного главнокомандующего Вооружёнными Силами, нельзя не напомнить, что непосредственно в Министерстве обороны 50 лет существовал с теми же задачами, функциями и организацией и эффективно действовал  Генеральный штаб Вооружённых Сил с Центральным командным пунктом. Он и до сегодняшнего дня успешно  решал стратегические задачи в интересах всей военной организации государства, связанные не только с обороной страны, но также и с обеспечением в основном военной безопасности, а также частично и общественной и даже государственной безопасности Российской Федерации.
Если же НЦУОГ возьмёт на себя функции управления войсками, а надо полагать, именно это составит одну из его задач, то чем тогда будет заниматься Генштаб? Разрабатывать планы, готовить директивы без их практической реализации и контроля за их исполнением? Нонсенс. Опять мы отказываемся от того, что проверено временем и испытано непосредственно в различных боевых условиях. Возможно, по каким-то причинам нынешняя деятельность Генштаба не соответствует тем требованиям, которые вытекают из принципов ведения современной войны, тогда надо её совершенствовать, а не создавать дублирующую структуру.
Не понятно также, как НЦУОГ будет осуществлять управление силами ВВС и ВМФ при выполнении ими задач боевой службы и боевого дежурства, что уже объявлено одной из функций центра, и что на сегодня является серьёзной проблемой в связи с оперативным переподчинением этих войск военным округам (объединённым стратегическим командованиям - ОСК).

Оборона России спрашивает:
А в чём заключается суть этой проблемы?
Георгий Владимирович Каламанов отвечает:
- Давайте вначале определимся, что означает на практике управление войсками на стратегическом и оперативном уровне. Это прежде всего выполнение  оценки обстановки и определение замысла действий, принятие решения в целях выполнения задач, поставленных высшим командованием, разработка плана действий и организация действий войск по его выполнению. В этой связи о каком управлении, например, морскими силами со стороны штаба Западного округа, отвечающего сразу за два полноценных флота, может идти речь, если его военно-морской отдел составляет всего 14 человек. Рассчитывать на то, что такой отдел способен качественно и эффективно управлять ими, не приходится. Тем более, когда, например, корабельная группировка или даже один корабль Восточного ОСК совершает переход в Средиземное море, находящееся в зоне ответственности Южного ОСК. Кому в таком случае подчиняется указанная боевая единица, сказать затруднительно. Очевидно, за это отвечает Генштаб ВС РФ, но на все четыре флота и весь Мировой океан он имеет в составе Главного оперативного  управления всего лишь  небольшое направление из менее 10 офицеров.
Или взять то, что всякое управление начинается с оценки обстановки. Оценка обстановки в Мировом океане всегда необходима для всех флотов, какими бы они ни были. Какое отношение имеет командующий Западным округом к положению дел в Северном Ледовитом и Атлантическом океанах? Раньше этим занимались разведывательное и оперативное управления Северного флота и ГРУ Генштаба. А сейчас кто оценивает обстановку в Мировом океане? А это дело не такое уж простое, учитывая растущую морскую  активность многих стран. Нарушилась и годами отточенная система связи и обмена информацией между командованием и отдельными подразделениями, в том числе и со стратегическими подводными ракетоносцами.
Хочу отметить, что в боевом опыте применения ВС СССР всегда были ОСК, только их так тогда не называли. Это были штабы фронтов или общевойсковых приморских армий, которым оперативно подчинялись флоты. На период этого подчинения в главное боевое управление штаба фронта или приморской армии из Главного командования ВМФ  всегда прибывали начальник Главного штаба ВМФ или заместитель Главнокомандующего ВМФ со своими подготовленными оперативными группами, которые профессионально руководили применением сил флота при выполнении задач в составе группировки Вооружённых Сил на стратегическом направлении.
А ведь в ходе боевых действий может сложиться стратегическая обстановка, когда флот будет действовать самостоятельно в своей операционной зоне, при поддержке частью сил других видов и родов ВС РФ, выполняя весьма специфические и ответственные задачи. Так в период Великой Отечественной войны Северный флот не передавался в оперативное подчинение приморской армии и самостоятельно выполнял важнейшую государственную задачу по проводке Полярных конвоев в порт Мурманск. Руководство Северным флотом осуществлял Главнокомандующий ВМФ.
К сожалению, в очередной раз приходится констатировать, что в основу укрупнения до четырёх военных округов с передачей в их подчинение всех сил и средств, расположенных на территории оперативно-стратегического объединения, которое в угрожаемый период превратится в объединённое стратегическое командование, положена опять же американская структура вооруженных сил. Но там объединённые командования  созданы для управления группировками войск, выдвинутыми на тысячи километров от США. На территории же США  развернуто лишь одно объединённое командование - в зоне Северной Америки. И они имеют постоянными лишь штабы, которым передаются на временное подчинение для выполнения определённой задачи необходимые силы и средства. А если 5-й флот находится  в оперативном подчинении Объединённого центрального командования (ОЦК), то командующий флотом является заместителем главы ОЦК  по ВМС и одновременно командующим морскими силами ОЦК со всеми вытекающими из этого последствиями.
Что же касается в целом ВМС США, то их главнокомандующий, а им является начальник штаба ВМС,  решает все задачи по административному и оперативному управлению подчинённых ему сил. Это  и организация, обучение, оснащение и подготовка ВМС, определение настоящих и будущих потребностей ВМС в людских ресурсах, материалах, вооружении, пунктах базирования и обслуживании, включая определение количества и качества боевых сил, времени и места дислокации, приоритетов потребностей; подготовка командного и руководящего состава ВМС, старшин, матросов и гражданского персонала, организация подготовки резерва ВМС; формулирование стратегических планов и политики ВМС, участие в формировании объединённых планов и политики и многое другое.
А что может и за что отвечает нынешний главкомат и главный штаб ВМФ? Практически от них сейчас ничего не зависит, так как  они остались без таких структур, как оперативное управление, управление разведки, управление связи, главное управление навигации и океанографии, центральный командный пункт, главное управление военного кораблестроения Минобороны, главное управление судоремонтных заводов, главное техническое управление, главное инженерное управление, ракетно-артиллерийское управление, управление противолодочной борьбы и даже без тыла. Следовательно, «руководство по специальности», отданное Главкомату ВМФ, просто не реально. В лучшем случае он участвует в подготовке ВМФ, но им не руководит, а стало быть, не несёт ответственности за его боеготовность и боеспособность.
В результате  создание межвидовых группировок привело к тому, что Военно-морской флот России из самостоятельного вида Вооружённых Сил фактически превратился в «морское подразделение армии», что делает невозможным выполнение основного предназначения ВМФ.
Главкомат даже не может заказывать новые корабли для флота, так как лишён и этой функции. В результате нельзя исключить, что на вооружение станут поступать  морально устаревшие, непонятно под решение каких задач в море созданные корабли. Причём непомерно громоздкие и дорогие в производстве, чем уже страдают некоторые из предложенных «оборонкой» проектов.

Оборона России спрашивает:
- Но это уже проблемы «оборонки»…
Георгий Владимирович Каламанов отвечает:
И её тоже. Несомненно. Давайте вспомним, как раньше создавались необходимые армии и флоту вооружения. Существовала система, которая  включала прежде всего анализ шедших тогда вооружённых конфликтов и применяемых в них боевых средств, а также существующего рынка вооружений. Из этого анализа делался вывод, в чём мы отстаем или идём впереди, и что нам нужно иметь для сохранения паритета или превосходства. После этого разрабатывалось техническое задание. Его делали научно-исследовательские институты Министерства обороны, которые работали в тесном контакте с промышленностью. Это позволяло находить наиболее верное решение между возможностями промышленности, исходя из развития их элементной базы и техники, и требованиями военных. Затем техническое задание передавалось военно-промышленной комиссии, где утрясались все оставшиеся вопросы по нему. После чего следовало постановление Совмина, которое определяло, что такой работе быть, её исполнителя и сроки исполнения. Дальше создавались образцы, которые проходили полный цикл испытаний по жесточайшим нормам и методам. В итоге Вооружённые Силы получали самые современные, не уступающие, а то и превосходящие западные аналоги вооружения и военную технику.
А что сейчас происходит. По сути «оборонка», основу которой составляют громоздкие, монополизирующие целые направления производства холдинги, навязывает вооружения, которые по тем или иным характеристикам не подходят армии и флоту. Примеров тому много, не стану в них углубляться. Отмечу лишь, что Военно-промышленная комиссия  делает достаточно много для изменения этой ситуации. Но и она не имеет того статуса, который был у неё в советское время. Тогда она была наделена полномочиями органа государственного управления. Это важнейшее решение позволяло ВПК выполнять роль арбитра при рассмотрении разногласий между министерствами оборонных отраслей промышленности, Госпланом, Минобороны, Минфином и другими участниками создания вооружений и военной техники. При этом решение или распоряжение ВПК имели силу соответствующих документов правительства, и как правило, были окончательными и обязательными к исполнению всеми участниками работ по созданию вооружений и военной техники.

Оборона России спрашивает:
- Так что вы предлагаете в этой связи?
Георгий Владимирович Каламанов отвечает:
- Продолжать совершенствовать вертикальную систему управления в Вооружённых Силах, потому что то, что я говорил о ВМФ, в значительной степени относится и к другим видам и родам войск, и к  «оборонке».
На мой взгляд, требуется оставить флоты в оперативном подчинении военных округов при том понимании, что полноценной группа боевого управления (ГБУ) военного округа (ОСК) становится с прибытием в её состав оперативной группы от Главного командования ВМФ, которая в мирное время осуществляет оперативную подготовку в составе ГБУ, именно Военного округа (ОСК). Такая система подготовки и применения ГБУ решительно улучшит выполнение всех задач руководства оперативно подчинёнными флотами.
Более того, сегодня, если, конечно, ещё не пройдена точка невозврата, надо подумать об увеличении количества военных округов, которые бездумно, на мой взгляд, были сокращены под лозунгом экономии средств. Считаю, что можно было бы вернуть Московский и Ленинградский военные округа, возродить Уральский и Сибирские военные округа. А вот количество ОСК оставить нынешнее с передачей им в угрожаемый период , соответственно, эти округа.  
В значительной степени способствовать повышению эффективности работы «оборонки» придание ВПК статуса государственной комиссии Правительства РФ. Это, несомненно, повысит её значимость в решении вопросов деятельности оборонно-промышленного комплекса. Для укрепления вертикали управления процессом создания новых образцов вооружений и военной техники и в связи с модернизацией существующих и внедрением новых технологий при освоении военной продукции пятого поколения возникает необходимость рассмотрения вопроса о формировании на базе существующих госкорпораций, а также структур, находящихся в Минпромторге, ряда самостоятельных министерств. Сегодня необходимо возобновить в полном объёме работу научно-исследовательских институтов и конструкторских бюро. Это позволит осуществить прорыв в отечественной промышленности, используя по максимуму отечественные возможности и минимизировать зависимость от зарубежных поставщиков, что в нынешних условиях будет отвечать реальным требованиям по всему оборонно-промышленному комплексу страны в интересах безопасности современной России.

Журнал Оборона России спрашивает:
Георгий Владимирович, Вы только что приняли участие в выставке «Первое Российско-Китайское Экспо». Не могли бы Вы рассказать нашим читателям, что собой представляет эта выставка, кто из российских предприятий был представлен на ней и какие задачи стояли перед ними?
Георгий Владимирович Каламанов отвечает:
Российскую экспозицию в рамках «Первого Российско-Китайского ЭКСПО» на площади более 2 300 кв.м представляли более 70 организаций, которые на собственных стендах продемонстрировали конкурентоспособную продукцию и производственно-технические разработки российских промышленных компаний и институтов. Они презентовали промышленный и инвестиционный потенциал российских регионов, а также актуальные проекты двустороннего сотрудничества.

Так, на стенде Забайкальского края был представлен проект, не имеющий аналогов от Байкала до Приморья – Амазарский целлюлозно-бумажный комбинат. Калужская область провела презентацию особой экономической зоны промышленно-производственного типа «Людиново». На стенде Амурской области были представлены проекты строительства космодрома «Восточный», а также строительства мостового перехода через реку Амур в районе городов Благовещенск и Хэйхэ.

В рамках российской экспозиции также были представлены такие проекты, как «Большой порт Зарубино», зона опережающего развития «Томские набережные», проект комплексного развития аэропорта «Хабаровск Новый», агропромышленный парк «Нагорный», проект технического перевооружения комплекса погрузки угля угольного терминала «Углегорск», таможенно-логистический комплекс «Кяхта», международные транспортные коридоры «Приморье-1» и «Приморье-2».

В выставке приняли участие такие компании, как «Новатэк», Интер РАО – Инжиниринг, RussianForestProductGroup, «Вертолеты России», «РТ-Химкомпозит», «Энергия-М», «Объединенная двигателестроительная корпорация», «Объединенная авиастроительная корпорация», «Национальная рудная компания», «ЭлМетро Групп» и другие.

Огромный интерес к первому ЭКСПО со стороны бизнеса (более 70 компаний-экспонентов, порядка 250 делегаций российских предприятий), органов государственной власти обеих стран (в Харбин приехали руководители 12 федеральных ведомств и 39 регионов России), общественности и средств массовой информации подтверждает ожидания, которые были возложены на мероприятие.

Журнал Оборона России спрашивает:
Насколько успешно для россиян она прошла? Были ли заключены какие-либо конкретные соглашения?
Георгий Владимирович Каламанов отвечает:
Объем заключенных сделок составил 3,15 млрд долл. США, подписано свыше 260 научно-технических соглашений о сотрудничестве. С Россией ожидаемый объем подписанных контрактов находится в диапазоне 4-5 млрд. долл. США. С рядом российских регионов подписаны соглашения о сотрудничестве с провинцией Хэйлунцзян.

Подписано соглашение между Правительством Забайкальского края и Правительством провинции Хэйлунцзян о создании Амазарской зоны торгово-экономического сотрудничества. Правительство Забайкальского края также заключило соглашение о сотрудничестве с Государственным лесным управлением округа Большой Хинган провинции Хэйлунцзян. «Приаргунским производственным горно-химическим объединением», компанией-делегатом Забайкальского края, договорилась с Beijing Triumph International Engineering Co., Ltd. (BTIEC) о разработке предварительного технико-экономического обоснования строительства цементного завода.

Соглашение о сотрудничестве подписали компания FESCO (группа «Сумма») и Хэйлунцзянская зерновая компания. Соглашение предусматривает сотрудничество в рамках реализуемого на Дальнем Востоке проекта - «Большой порт Зарубино».

Согласно презентации проекта, представленной Андреем Загорским, руководителем строительства «Большого порта Зарубино», китайская зерновая компания обеспечит грузопоток через новый порт в объеме до 10 млн тонн в год. В настоящее время порт уже подписал ряд подобных соглашений с китайскими поставщиками. Ранее было подписано соглашение о намерениях между группой «Сумма» и провинцией Цзилинь, в рамках которого были достигнуты договоренности по предварительной структуре и объемах грузопотоков через Зарубино со стороны китайских компаний и китайской железнодорожной корпорации «Северо-Восточная Азия».

Сахалинская область и Провинция Хэйлунцзян подписали на ЭКСПО соглашение о побратимских связях. Правительство Сахалинской области заинтересовано в многогранном сотрудничестве по глубокой переработке природных ресурсов, которыми богата островная земля.

Журнал Оборона России спрашивает:
Сообщая о выставке, информагентства неизменно говорили об Экономическом поясе Шелкового пути. Что это за проект и какое место он может занять в развитии экономик наших стран?
Георгий Владимирович Каламанов отвечает:
В целях оптимизации торгово-экономических процессов на евразийском пространстве руководство Китая выступило с предложением о создании единого организационно-логистического комплекса, так называемого, Экономического пояса Шелкового пути.  Основным содержанием концепции строительства экономического пояса являются пять основных принципов: политические контакты, дорожное сообщение, свободная торговля, денежное обращение и единодушие народов.

Безусловно, это важная инициатива – ее реализация может стать еще одним важным фактором в продвижении торгово-экономического взаимодействия. В нашей стране высоко оценивают готовность Китая учитывать российские интересы в ходе ее разработки и реализации.

В целях проработки данного проекта Россия и Китай намерены и далее углублять сотрудничество между компетентными ведомствами двух стран, в том числе для осуществления совместных проектов по развитию транспортного сообщения и инфраструктуры. Так, в рамках ЭКСПО вопросы реализации Шелкового пути обсуждались в рамках деловой программы – в рамках стратегической сессии «Российско-китайское сотрудничество в сфере особых экономических зон», презентации возможностей экономического сотрудничества в рамках Шанхайской организации сотрудничества, презентаций «Дни российских регионов», а также Российско-Китайского финансового форума.

Журнал Оборона России спрашивает:
Как известно, Китай является важнейшим стратегическим партнером России по вопросам поставок авиационной техники. Подтвердилось ли это в ходе прошедшей выставки?
Георгий Владимирович Каламанов отвечает:
Холдинг «Вертолеты России», входящий в Госкорпорации Ростех, представил на выставке новый многоцелевой вертолет Ми-38. Машина обладает вместительной грузопассажирской кабиной и низкими показателями шумности и вибрации, а также Ка-32A11BC, известный как надежная спасательная и противопожарная машина, и новый легкий многоцелевой Ка-226Т.

«Вертолеты России» поставляет в Китай вертолетную технику, создает сервисный центр,  организует сборочное производство. Россия и Китай реализуют проект по разработке перспективного тяжелого гражданского вертолета.  Над этим проектом работают «Вертолеты России» и Avicopter.

Avicopter является инвестором программы и головным разработчиком, а «Вертолеты России» – соисполнителем, разработчиком и поставщиком отдельных систем.

За основу для дальнейшей работы взята версия вертолета со взлетной массой 38,2 тонны, удовлетворяющая требованиям китайских эксплуатантов. В настоящее время холдинг завершает контракт с компанией Poly Technologies на поставку в Китай в 2012–2014 годах 52 вертолетов Ми-171Е на общую сумму около 600 млн долларов.

На сегодняшний день уже поставлено 44 машины, остальные восемь должны быть переданы до конца 2014 года. При этом в 2013 году вступил в силу контракт на поставку в КНР до 2015 года 20 вертолетов Ка-32А11ВС. Совместное предприятие Sino-Russian Helicopter Technology оснащает сервисный центр оборудованием, необходимым для технического обслуживания вертолетов Ми-8/17 и Ка-32. Что касается организации сборки вертолета Ка-32, то в сентябре 2013 года начата разработка технической части проекта. Планируемый объем производства – 70-80 единиц до 2025 года.

В работе выставки также приняла участие Объединенная авиастроительная корпорация, которая представляла актуальные проекты на собственной экспозиционной площадке.

В рамках выставки компаниям удалось провести плодотворные переговоры с китайскими партнерами по конкретным проектам.

Фотогалерея

СБРМ ГАЗ-233036 "Тигр"

СБРМ ГАЗ-233036 "Тигр"

К-152 «Нерпа»

К-152 «Нерпа»

Су-35

Су-35

Ми-35М

Ми-35М

С-400 "Триумф"

С-400 "Триумф"

Т-90С

Т-90С

Журнал

OR_02-16_Cover.jpg

Выставки


logo_MAKS.jpg 
 



234.jpg

Реклама