Публикации

Право дронов 28.03.2014

Право дронов

На сегодняшний день 40 государств уже владеют технологиями беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), или, как их еще называют, дронов (от англ. drone — трутень). При этом растущее использование беспилотных самолетов вызывает у общественности обеспокоенность с гуманитарной, правовой и иных точек зрения. В частности отмечается, что некоторые страны, в частности США, применяют дроны далеко от поле боя, на территории других государств, не уведомляя их об этом. Применение беспилотников ведет зачастую к гибели мирного населения, а кроме того существуют серьезные опасения, что военные операторы беспилотников будут относиться к убийству так же, как игроки Playstation. В этой связи высказываются мнения о необходимости принятия международных законов, определяющих принципы применения дронов.
 
В настоящее время незначительная часть высокоразвитых государств используют свое преимущество в инновациях и НИОКР в области создания и практического применению БПЛА - изделий двойного назначения согласно их заявленному целевому назначению.

В связи с пробелами в правовой регламентации применения всех видов дронов, прежде всего, следует принять во внимание существующие практику их боевого применения.

Характерно, что существующая практика не охватывает нормы материального и процессуального права стран, применяющих БПЛА.    Например, не осуществляется мониторинг судебных решений, согласно которым странам-нерезидентам разрешено осуществлять разведывательную деятельность на чужой территории или в чужом воздушном пространстве без санкции страны-резидента.

В случае отсутствия необходимых судебных решений такая разведывательная деятельность, нарушающая суверенитет других государств, в настоящее время регулируются подзаконными актами различных ведомств или спецслужб.

 В таком же порядке регулируется деятельность ведомств и спецслужб при боевом применении дронов в отношении мирных граждан или военнослужащих другого государства на чужой территории.

Т.е., отсутствие нормативной базы не позволяет считать боевое применение дронов легальным.

Также следует принять во внимание, в данном случае ведомства и спецслужбы страны, применяющей БПЛА на чужой территории, фактически осуществляют локальную агрессию, но при этом согласно международному праву они не ведут боевые действия и не являются стороной в военном конфликте, а, значит, они не могут быть признаны комбатантами и поэтому согласно международному праву лишены возможности применять силу (боевое применение БПЛА) на территории другого государства.

В данном случае получается, что правила боевого применения БПЛА не только не соответствуют международному и внутреннему праву стран, осуществляющих агрессию или подвергнутым агрессии, но и принятым международным правилам ведения войны.

 Таким образом, в настоящее время все действия по применению БПЛА на чужой территории и в чужом воздушном пространстве, безусловно, следует рассматривать в качестве точечной локальной агрессии, в случае при применении дронов с обычными видами вооружения ее можно считать условно мягкой некомбатантной незаконной агрессией, не предусматривающей захват чужой территории.

Естественно, к понятию мягкая сила данный вид локальной агрессии никакого отношения не имеет.

Интерпольная поверка

Интерпол может стать независимым международным органом, контролирующим исполнение внутреннего законодательства применения дронов по решению внутренних судебных органов стран-резидентов на собственной территории, вынесенных в отношении собственных граждан, т.е. категорий лиц, скрывающихся от правосудия, а именно, террористов и участников незаконных вооруженных формирований, задействованных во внутренних конфликтах. Причем, контроль данного вопроса могут осуществлять и центральная штаб-квартира и региональные отделения путем учета во вновь созданной ими базе судебных решений. В случае если судебное решение предусматривает арест скрывающегося осужденного лица и применение наказание к такому лицу в виде пожизненного лишения свободы, то в отношении данных категорий осужденных лиц возможно проведение только разведывательных операций. Интерпол должен учитывать случаи, когда к осужденному, который скрывается от органов правосудия и препятствует исполнить решение суда или оказывает вооруженное сопротивление представителем органов власти во время проведения задержания, возможно применение БПЛА. При этом физическое уничтожение осужденных, а также лиц, которым назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы, законодательно запрещено. Информация о судебных решениях в отношении осужденных лиц данных категорий может поступать в центральное и региональные отделения Интерпола в открытом или закрытом виде с целью недопущения подмены информации о лицах, в отношении которых вынесены судебные решения и, к которым принято судебное решение о применении дронов в разведывательных целях. Даная категория дел требует внесения изменений и дополнений в уголовное и уголовно-процессуальное законодательство страны-резидента.

Международный терроризм

Смертные и любые иные приговоры в отношении международных террористов могут быть вынесены согласно юрисдикции суверенных государств, либо согласно юрисдикции международного и должны быть внесены в базу Совета Безопасности (СБ) ООН. Командиры воинских подразделений и операторы дронов согласно воинскому законодательству не могут согласно приговору суда суверенного государства или международной организации назначаться смертными экзекуторами и приводить в исполнение смертные приговоры международным террористам. Такой порядок приведения смертных приговоров террористам не предусмотрен никаким внутренним воинским законодательством ни в одном государстве мира. Отметим, что командир, отдающий приказ оператору дрона, ни сам оператор БПЛА не являются согласно закону уполномоченным и компетентным органом или лицом, назначенным для приведения смертного приговора. Более того, суд не имеет право требовать от такого неуполномоченного органа или лица приведение в исполнение смертного или иного приговора согласно действующему законодательству. Право на приведение в исполнение судебных приговоров террористам в мирное время во всех странах мира принадлежит работникам органов внутренних дел суверенного государства, а не лицам из армейских структур другой страны. Также следует учитывать, что ни один Постоянно действующий Международный террористический трибунал приговоры по делам о международном терроризме не выносил и, соответственно, смертных экзекуторов по ним не назначал. Значит, все случаи приведения командирами воинских подразделений и операторами дронов наказания со смертельным исходом в отношении международных террористов на территории иностранных государств, проведенных ими во внесудебном порядке, осуществлены незаконно по воинскому приказу. Такое несовершенство внутреннего и международного антитеррористического законодательство, постоянное нарушение международного права некоторыми членами ООН, предполагает более тесное и широкое сотрудничество государств, их органов и международных структур, а не их подмену силовыми структурами и неполномочными ведомствами нерезидентов, действующими с нарушениями международного и внутреннего права и юрисдикции стран-резидентов.

Истриверский эффект

Применение БПЛА в межгосударственных военных конфликтах должно контролироваться структурами СБ ООН: Контртеррористическим комитетом, Комитетом 1540, Комитетом по санкциям и возрожденным Военно-штабным комитетом. Указанные структуры должны учитывать, что мера ответственности лица, отдавшему команду оператору дрона, а также непосредственно самого оператора дрона в случае боевого применения дрона и последующего убийства ими гражданина или военнослужащего без судебного решения на территории чужого государства, т.е. в пределах чужой юрисдикции, либо причинения ими тяжких телесных или средней тяжести телесных повреждений (нанесения безвозвратных и санитарных людских потерь в живой силе во время локальной агрессии на чужой территории вне юрисдикции их подчинения), полной мере соответствует их международной ответственности за несанкционированное государством резидентом применение БПЛА и должно квалифицироваться согласно международному праву как военное преступление против личности и здоровья гражданина, совершенное против основных фундаментальных прав и свобод, также совершенных с прямым умыслом. Ответственность командира, отдающего приказ и оператора дрона наступает в связи с тем, что они точно знают о том, что боевое применение БПЛА является агрессией и выходит за пределы юрисдикции страны-резидента. В этом случае необходима идентификация лиц причастных к применению дронов на чужой территории или в чужом воздушном пространстве без санкции страны-резидента. Указанные выше структуры СБ ООН могут обеспечить сдерживание мягкой агрессии при применении дронов вне юрисдикции агрессора. Для достижения эффективности соблюдения правового применения дронов возможно делегирование всех прав одной структуре с приданием ей всей полноты контрольных функций. Другие органы СБ ООН должны обеспечивать постоянный мониторинг в своей области применения БПЛА с последующим ежегодным докладом о соблюдении требований внутреннего и международного права.

Верхний уровень

Не следует опасаться того, что в пост-сноуденовское время база данных о вынесенных судебных приговорах в отношении военных преступников и международных террористах во всех странах мира должна быть направлена в контрольные структуры СБ ООН. Такая первичная информация, включенная в сводную международную базу данных, может храниться и быть доступной для неограниченного круга лиц в открытом или закрытом виде. При необходимости и с целью достижению необходимого результата информация о военных преступниках и международных террористах может храниться исключительно в закрытом виде. Следует учитывать, что проблем с раскрытием закрытой информации о судебных приговорах настоящее время нет. В тоже время хранитель базы данных (одна из структур СБ ООН) должен иметь возможность предоставить и раскрыть по первому требованию другому полномочному международному контрольному органу информацию о каждом конкретном случае боевого или гражданского применения БПЛА в судебном и во внесудебном порядке согласно внутреннему и международному праву. В данном случае основным документом, регулирующим деятельность контролирующих структур СБ ООН, хранителя базы данных, а также лиц, владеющих и управляющих дронами, должна стать Конвенция о юрисдикции и ответственности при гражданском и боевом применении беспилотных летальных аппаратов (Конвенция). Конвенция также должна обосновать общие и специальные правила по применению БПЛА, обязать полномочных лиц суверенного государства, владеющих и управляющих дронами предоставлять информацию о всех случаях их применения на различных противодействия преступности, внутреннему и международному терроризму, внешней и внутренней агрессии.

Запрет телеметрии

Конвенция должна предусмотреть возможность принятия на вооружение дронов или отказ от принятия их на вооружение частями и подразделениями Служб исполнения наказаний, ВВ МВД, полиции, милиции, национальной гвардии. Исполнение неуполномоченными экзекуторами с помощью телеметрии смертных и любых иных приговоров должно быть запрещено законом и Конвенцией. Запрет должен быть обоснован тем, что решение об уничтожение гражданина (иностранного гражданина) или иностранного военнослужащего принимает не суд и даже не присяжные, а оператор дрона и его командир, не имеющие никакого правого статуса, т.е. лица, не наделенные никакими правами распоряжаться жизнями других людей и приводить какие-либо приговоры в исполнение. Порядок проверки личности осужденного, либо приговоренного к смерти с помощью телеметрии ни в одной стране не предусмотрен. Также они не уполномочены проверять ранее вынесенные вступившие в законную силу приговоры и вердикты присяжных. Порядок приведения приговора с несоразмерным использованием боевого оружия никаким законодательством не предусмотрен. Кроме того, в отличие от действий органов внутренних дел и лиц, приводящих смертные приговоры в исполнение, в работу электронных систем по управлению дронами возможно вмешательство третьих лиц (операторов противника или операторов-резидентов, не связанных с командованием и непосредственным управлением дронами). Естественно, оператор и его командир в ходе проведения боевой операции не держат перед собой надлежаще оформленный судебный документ. Соответственно, они также не исполняют требования Инструкции, согласно которой устанавливаются требования для лиц, приводящих в исполнение смертные приговоры, так и для самих смертников. Законодательством всех стран точно определено, что при приведении подобных приговоров в исполнении не было риска для невинных граждан. Таким образом, в данном случае боевого применения БПЛА никакое процессуальное право не действует.

Градация санкций

Нарушение Конвенции в части нарушения внутреннего или международного права при применении дронов должно предусматривать введение санкций СБ ООН. При этом санкции должны соответствовать целям нарушения внутреннего и международного права страны резидента. Так, в случае, если боевое применение дрона предусматривало смену режима или локальное применение ОМП, то международные санкции по своей силе должны иметь всеобъемлющее значение. В случае, если с помощью дрона был нанесен удар конкретному дипломатическому объекту, то возможно принятие дипломатических санкций. Международный орган, контролирующий применение БПЛА, может формироваться с учетом географической и политической составляющих государств-участников ООН. Для физических лиц (командиров подразделений и операторов дронов), нарушителей внутреннего и международного законодательства должна быть предусмотрена уголовная ответственность согласно внутреннему уголовному законодательству. Также не следует опасаться того, что СБ ООН откажется выносить решение о санкциях в отношении постоянного члена СБ, обладающего современными технологиями, и незаконно применяющим БПЛА на чужих территориях и в чужом воздушном пространстве. Мониторинг международных контролирующих органов сделает невозможным постоянное уклонение и отрицание очевидных доказательств незаконного использования дронов физическими лицами, гражданами государства-члена СБ ООН, и применения к ним уголовного наказания, даже в случае отказа от введения санкций против данного государства. *** Конвенция должна регламентировать уголовное и уголовно-процессуальное законодательство стран-участниц. В случае несанкционированного применения БПЛА, отказ от ратификации или присоединения к Конвенции следует рассматривать в качестве подтверждения агрессии, подлежащей международному осуждению с последующим наказанием виновных лиц.

Анатолий Ковтун, юрист.

Возврат к списку